Королева не может поддаться эмоциям даже если дело касается собственных детей. Ей хочется, правда хочется ответить так, чтобы Моргана пожалела о собственных словах. Но чувство собственного достоинства и умение рационально мыслить и не поддаваться чему-то в угоду собственным чувствам — это то, что отличает королеву от всех прочих.
© Игрейна, [ there's only tears when it's the final task ]

Camelot

Объявление

ЮэнГераДомИззиТим

Добро пожаловать на авторскую ролевую игру
по Артуриане и кельтским мифам.

Игровое время: октябрь-декабрь 2020.

Масштабное сюжетное обновление уже на форуме! Ссылки на всё можно найти в последних Новостях!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Camelot » Эпизоды прошлого и будущего времени » [V век] Good hunting, your majesty


[V век] Good hunting, your majesty

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Good hunting, your majesty
http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/87/989747.png

Охотничьи угодья Пельрапейра

Парцифаль, Кондвирамур, гости и всевозможная свита

Corvus Corax - Saltarello
Как развлекалось дворянство во все века? Известно как - охотой, и именно в этом азартном ремесле сир - ныне король Пельрапейра - Парцифаль Уэлльский мог блеснуть как никто иной. Только вот в меню сегодня, как выясняется позже, не только дичь лесная.

[nick]Blansheflor[/nick][status]Кондвирамур[/status][icon]https://i.ibb.co/MR1rmNp/ca4cbf881da0b755fa86384c95ff930c.png[/icon]

Отредактировано Constance Wright (2021-04-21 12:53:18)

Подпись автора

Lady labirint


http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/87/672803.png


CLANN — Seelie


+1

2

[indent] Охота.
[indent] Охота…
[indent] Охота! Благороднейшая из забав!
[indent] Это для простолюдинов — фестивали, это для недалёкой знати — турниры, а для истинных владык — охота.
[indent] Так за что же её столь высоко ценили и признавали герцоги и короли? Вопрос этот непростой и ответов на него может найтись множество, но нам-то с вами известно, в чём кроется суть, верно?
[indent] Во-первых, на охоте можно «случайно» отбиться от группы и побыть наедине с собственными мыслями, не оборачиваясь на прислугу каждые пару минут. Во-вторых, отбиться от группы можно не одному и, следовательно, становится возможным побеседовать о делах государственных, не опасаясь подслушивания за дверью. Ну и в-третьих, отбившись от группы, владыка мог при должной сноровке найти соседского владыку, от которого отбилась группа, и устроить так, чтобы лошадь его «случайно» споткнулась с летальным исходом для хозяина (ну, или поручить подобный фокус доверенным людям, если нужно алиби, или самому просто брезгливо). А после всех этих славных дел можно было устроить пирушку — что завсегда пожалуйста среди всех представителей старой доброй Англии.
[indent] Иными словами, охота — это крайне многофункциональный инструмент, о чём короля-регента, сэра Парцифаля Пельрапейрского не учили, но зато королева Кондвирамур Пельрапейская им пользовалась на ура. До этого самого раза. Нет, конечно, никто не в силах запретить королеве выехать в собственные королевские охотничьи угодья и уж тем более никому инстинкт самосохранения не позволит попытаться оставить королеву в замке, когда охота светская с приглашёнными владыками соседних королевств. Но укорами и увещеванием уговорить её остаться в охотничьем лагере вместе с другими леди, почтившими своим визитом Пельрапейр, было возможно. Тем более, что всё более заметным становился факт, что королева на сносях.
[indent] Гербовые шатры, разноцветные флажки, звуки лютни и флейт, вышитые платья и учтивые светские беседы в погожий летний день на лоне природы! Казалось бы, чего ещё можно желать?
[indent] Конечно же, побольше лона природы и поменьше всего остального. За чем, крайне умилительно и предельно учтиво распрощавшись с женой (другие леди дружно вздохнули от такой куртуазности и с укором посмотрели на мужей), король Пельрапейра в лес и отправился под лай собак и громкий жизнерадостный смех Кеннета, оставив Бланшефлор томиться в узах высшего общества под неусыпным надзором её вернейшего тюремщика — фаворитки Лувы.

Подпись автора

http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/107/230988.gif

+1

3

[indent] Кажется, все присутствующие были решительно счастливы наконец покинуть порядком осточертевшие, в силу местного климата вечно холодные каменные залы, дабы отдохнуть наконец на лоне природы. Точнее, для кого это был отдых, а для кого – изнурительная работа на благо королевства, состоявшая преимущественно из изысканной вязи бесед, начиненных шпильками. Процессия, державшая путь прямиком в охотничьи угодья, выглядела в самом деле внушительно – всадники и обозы с разнообразной снедью, навесами, палатками и утварью, необходимой для охоты, тянулась достаточно далеко, чтобы цветастым серпантином поначалу украсить тракт из замка, а затем – зазмеиться по зелёным просторам.
[indent] Кондвирамур, уныло глядевшая на едущих особняком охотников – бравых, одетых в лёгкие охотничьи одежды, мужчин с длинными английскими луками - ехала в дамском седле, в тяжёлом платье, под бдительным присмотром Лувы, но, к огромному её облегчению, на сей раз без бдительного внимания Фрода. Тот в последнее время немного прихворал, так что отправил с нею учеников, опасавшихся приближаться к королеве слишком близко. Старый друид настаивал, чтобы королева не подвергала себя риску и не ехала вовсе, но противостоять яростному отпору воспитанницы не сумел. Или не захотел – смотря как посмотреть.
Сказать по чести, из-за усложнившегося определённым образом характера к королеве опасалось приближаться подавляющее большинство двора, за исключением Парцифаля, удивительным образом умудрявшегося найти к ней подход практически в любых обстоятельствах. Ну что поделать, если при виде его лица Кондвирамур буквально таяла, самым неподобающим для её суровой персоны образом?
[indent] Пожалуй, второй фигурой, которая дерзнула постоянно быть в окружении Бланшефлор при её деликатном положении, была Лува. Сказать по чести, эта девушка вообще из тех особ, которая при желании удивительным образом может заговорить разъярённого дракона. Тем не менее, Кондвирамур обуздала непростой, обострившийся нрав и говорила с соседями любезно, щедро раздавала улыбки, будучи абсолютно непроницаемой для всяческих подначек. С теми самыми соседями, чьи знамёна когда-то подпирали стены Пельрапейра, а теперь – красовались по периметру разбитого в лесу просторного лагеря.
[indent] В лесу царила идиллия, приправленная нежными мелодиями музыкальных инструментов, смехом женщин и мужчин, что не пожелали составить компанию Парцифалю в его азартном увлечении. Лай собак наперебой, топот копыт и далёкий, протяжный звук сигнального рога ещё доносились до лагеря, когда Кондвирамур, две принцессы от королевств-соседей, их фрейлины и слуги расположились в сени душистой дубравы. После бокалов вина и доброго обеда людей разморило, и Лува не была исключением.
Девушка расположилась подле барда и, склонив голову, некоторое время слушала печальную балладу о любви. Которую именно, признаться честно, она не смогла бы сказать наверняка, поскольку практически все баллады, которые пели в присутствии дам, почему-то были о любви. И непременно – о любви несчастной, вестимо потому, что драгоценные дворянские слёзы хорошо конвертировались в валюту. На Луву накатывала благостная дрёма, из которой её, впрочем, быстро выдернул вполне конкретный вопрос:
- Прошу прощения, леди. Ммм. Скажите, а где её величество? – музыка стихла, а вопрос принадлежал барду, склонившемуся к слушательнице так близко, что та могла разглядеть золотые звёзды, окантовывающие зрачки, в его глазах. Лува подобралась на месте, на миг распахнула полные губы, но не нашлась с ответом. Взгляд её пробежался по лагерю, а затем сердце ушло в пятки.
В самом деле, свою госпожу она нигде не нашла.
Лува пленительно улыбнулась юноше в ответ, невинно порхнули смоляные ресницы.
- Должно быть, она отдыхает в шатре. Пойду проведаю мою госпожу.
[indent] С этими словами и смутным ощущением тревоги где-то под рёбрами, подхватив все свои юбки, подъюбники и иже с ними, от количества которых в жару начинал мутиться рассудок, Лува поспешила в королевский шатёр. Но и тот пустовал, а также все личные вещи королевы оказались на своих местах. Та будто бы испарилась, и не нашла её верная слуга ни в компании чужих фрейлин, ни у стола, ни за стягами.
[indent] Лува могла бы попросить учеников друида найти её, но тогда о её оплошности узнает Фрод. Она могла бы поспрашивать вельмож, но тогда поднимет тревогу повсеместно и, мало того, привлечёт внимание некогда регента, а теперь - одну из ключевых фигур совета, лорда Теодрика. Когда вдали снова прозвучал рог, Лува прикрыла рот обеими ладонями, ощущая себя в западне. Охотники возвращаются! А это значит, что беды не миновать, и за неимением вариантов у неё, Лувы, только одна возможность.
Прийти с повинной прямиком к королю, пока не хватились о пропаже.
[nick]Blansheflor[/nick][status]Кондвирамур[/status][icon]https://i.ibb.co/MR1rmNp/ca4cbf881da0b755fa86384c95ff930c.png[/icon]

Отредактировано Constance Wright (2021-04-22 14:53:06)

Подпись автора

Lady labirint


http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/87/672803.png


CLANN — Seelie


0

4

Настроение

[indent] Добрые сэры возвращались в охотничий лагерь в добром же расположении духа. К тому располагало всё: и обильная дичь, и беззлобные беседы, и хорошая погода. Все, кто мог испортить воздух, от дипломатического визита воздержались. Возможно, это было как-то связано с недавним случаем во время турнира чуть больше месяца назад по поводу Бельтейна, когда некоторые родственнички приснопамятного Уоллеса позволили себе излишнюю колкость, а королева прозрачно намекнула, что король-регент так-то может Стены Пельрапейра не только напомнить, но и повторить. Парцифаль тогда ещё с искренней доброжелательностью посмотрел на гостей, оторвавшись от занимательной резьбы по дереву, и потом долго не мог понять, почему от него все шарахнулись, как от прокажённого.
[indent] Так что сегодня на охоте не было никого, кто мог бы попытаться уязвить Парцифаля — заведомо бессмысленная была бы, воистину, попытка — тем что, дескать, король-варвар благородным искусством стрельбы из лука не владеет. Приглашённые же лорды были с сэром Гэльским на охоте не впервые и уже успели не раз убедиться, что своими дротиками тот достигает не худших результатов, нежели исконно благородные сэры с якобы более подходящим для того оружием. Вот и сейчас у кого была утка, у кого заяц, а оруженосцы короля и сэра Кеннета волокли на полозьях тушу оленя. Сэр Кеннет с упоением рассказывал своему старому знакомцу, сэру Давору, о том, как лихо этот «юнец» — ой, простите — то есть король выцелил рогатого среди веток, сквозь которые всякий лучник и стрелять бы не стал, а сам же Парцифаль, тем временем, разглядывая верхушки деревьев, будто бы и не слушал.

— Сэр Кеннет, вы же сами понимаете, что для успешной охоты трое — это уже перебор. Может, вы бы и не нашли этого оленя, будь я с вами, поскольку тогда бы молчаливость нашего молодого короля не перевесила бы вашу словоохочесть, — в очередной раз рассуждал пожилой рыцарь, когда-то стоявший в авангарде осаждавших Пельрапейр, а теперь верно служащий его Короне.

— Нет, любезный мой Давор, я настаиваю, чтобы в следующий раз ты отправился с нами — ты должен это увидеть! — воскликнул сэр Кеннет. — Тем более, что мои разговоры, судя по всему, никак не способны помешать чуйке нашего короля-лесника. Право слово, милорд Парцифаль, как вы это делаете? Неужто магия какая?!

— Никакой магии, мой добрый друг, — с улыбкой ответил король-регент, оборачиваясь к спутникам, — просто я умею слушать и смотреть.

— Ну, так поведай же нам, на что ты смотришь! — настаивал Кеннет, давая понять, что без рассказа он не намерен оставаться. Давор, ехавший левее него, только в усы усмехнулся.

— Давайте подойдём с другой стороны, — подумав, начал Парцифаль. — На что смотрите вы? А когда ответите, поразмыслите и скажите, на что, по-вашему, смотрю в таком случае я.

— Хм… — Кеннет нахмурился. — Вот с виду ты, милорд, простой, как медяк, а как задашь задачку, так хоть к провидцам ходи! Хм. Ну, положим, я смотрю за кустами и ветками — где чего сломано, аль где что шумит! Ежель с собаками охотимся, то жду, пока собаки с егерями дичь выгонят, а там знай — стреляй метко. Ты же, милорд, как будто бы и не следишь за егерями, всё куда-то подальше заходишь и землю разглядываешь. Да только там же кроме палой листвы и нет ничего! Что ж ты там видишь такого?

— Верно молвите, сэр Кеннет, — улыбнулся Парцифаль, едва ли не доброжелательнее прежнего. — Но не до конца. На земле много чего, кроме палой листвы. Например, звериные тропки. Они часто ведут к воде, а у водопоя можно встретить дичь. Егери наши, конечно, молодцы — того у них не отнять — свои леса знают и господ ведут туда, где мишеней будет больше. Да только зверьё у нас уже привычное и от собак на охотников бежит только та дичь, которая живёт на свете мало. Собаки с севера — они на юг, всё просто. А вот зверь покрупнее, который и пожил подольше — он знает, что бежать нужно не от собак, а поперёк им. И после долгого бега, чего хочется зверю? Правильно — пить!

— Ба! — воскликнул вояка. — Это тебя, милорд, небось, камелотские друиды своим премудростям учили!

— Уверяю вас, сэр, у них были занятия и поважнее, — рассмеялся Парцифаль.

— Положим, нашего короля не зря злые языки зовут «валлийским варваром». Не сочтите за дерзость, милорд, — вмешался в разговор Давор. — Но что вот уже лично мне интересно, так это почему вы не возьмётесь за лук?

— Так, а по что мне ваши луки, сэр Давор, право слово! — удивился король-регент. — Ну, стреляет дальше — так в лесу-то у вас всё равно будет не больше тридцати ярдов до цели. Ну, стрел можно больше взять — и зачем, если одного дротика достаточно? А коли скажете, что бьёт точнее — у кого может и так, да не про меня сказ. Я могу дротиками и мелкую дичь бить, только её и без меня наловят, а коли крупного зверя изловлю, так и прислуге мяса останется.

— Да уж! С тех пор, как у нас король появился, прислуга не голодает! — от души рассмеялся Кеннет, и его беззлобную шутку поддержали остальные собеседники.
[indent] Тем временем, лагерь был уже довольно близко. С опушек появлялись охотничьи группы прочих господ, постепенно стягивались егери с собаками. У крайнего от шатров дерева — раскидистого старого дуба, прямо на пути троицы рыцарей и их оруженосцев, будто бы ничего и не случилось, на высоких корнях сидела Лува, лишь единожды бросившая издалека взгляд на Парцифаля. Кеннет и Давор не придали тому значения, но король-регент достаточно хорошо знал фаворитку Кондвирамур, чтобы сделать вывод что что-то не так. Если бы здесь ещё и сэр Кинневерд был, то Парцифаль бы вовсе заволновался, а так он лишь осадил коня на подходе к дереву и обратился к спутникам:

— Сэр Кеннет, сэр Давор, не ждите меня — немного задержусь, нагоню вас позже.

— Как пожелаете, милорд, — откликнулся Кеннет, прибавивший в учтивости при посторонних, и они с Давором отправились вглубь стоянки, а за ними и свита.
[indent] Парцифаль же выждал некоторое время, а после спешился и встал, рядом с Лувой, не поворачиваясь к девушке и вроде как разглядывая горизонт.

Отредактировано Christian Tairn (2021-04-22 20:11:54)

Подпись автора

http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/107/230988.gif

+1

5

[indent] Самой главной ловушкой, в которую обычно попадал путник при встрече с Лувой, был её совершенно невинный вид. Широко распахнутые голубые глаза на веснушчатом, целованном солнцем лице, вводили в заблуждение практически любого мужчину и, пусть и с большими исключениями, женщину. Однако те люди, которые знали её достаточно давно, могли сказать наверняка – это безмятежное выражение лица, порхание ресниц и в целом выражение лица, присущее барышням из поэм, наверняка таили за собой самые нелицеприятные новости. К сожалению, и сейчас, ради короля, исключение Лува не сделала. Однако когда тот приблизился как бы невзначай, провожая взглядом посмеивающихся о чём-то своём рыцарей, она вскочила со своего места и спешно припала в реверансе, не смея поднять на Его Величество взгляд – вестимо, к этому придворному ритуалу Валлийскому варвару никогда не привыкнуть. Так же как и к приторно млеющим при одном его виде женщинам при дворе – лесть далеко не всегда выражается лишь в качестве слов.
- Ваше Величество! – приветствовала его Лува, низко опустив голову с буйными тёмно-каштановыми локонами, в которые были вплетены голубые, под цвет её глаз, ленты. Затем, всё же, она украдкой, исподлобья, на него поглядела – вестимо, дабы отметить, в каком настроении нынче пребывает монарх. Монарх же в свою очередь с видом весьма философским разглядывал горизонт, виднеющийся из-за деревьев, всячески делая вид, что разговор предстоит либо нетривиальный, либо неофициальный – оба варианта Лува рассматривала как чрезвычайно благие. Так что девушка несколько успокоилась.
- Милорд, у меня несколько тревожные для вас вести…
- Лува!
[indent] Этот громогласный голос они – и служанка, и король – попросту не могли не признать, поскольку обладателем этого голоса был Киневерд, правая рука королевы, её доверенное лицо и, попутно, гроза всех, кто на неё косо посмотрит. Впрочем, сейчас лорд более всего напоминал разбуженного посреди зимы медведя – глаза горели, в буйных чёрных волосах застрял репей, обломки тонких сухих веток и мох. Метавшие молнии тёмные глаза не сулили ей ничего хорошего.
Глаза Лувы округлились, и она, издав нечленораздельный звук, более всего похожий на писк, первым дело спряталась за монаршью фигуру, дабы избежать праведного гнева Кинневерда. Тот остановился за два шага до короля и, смерив его взглядом – стоило отметить, что у всех этот жест занимал определённое время, прямо пропорциональное немалому росту рыцаря – затем отвел ему поклон. Впрочем, недостаточно почтительный – вестимо, Кинневерда сейчас куда больше заботило нечто посерьёзней придворного этикета.
- Я так вижу, сия дама не оповестила вас о том, что Её Величества нет в лагере, верно я говорю? – последнюю часть фразу он адресовал Луве, подавшись вперёд, чеканя слова и уложив ладони на пояс с ножнами.
- Я попросту не успела! – возмутилась Лува из-за спины сира Парцифаля. – Милорд только-только вернулся с охоты. А вы, стало быть, уже проверили окрестности?
- Нет, - Кинневерд надулся, казалось, взъерошился, точно огромный ворон, - Я попал в медвежью яму, которой, видно, уже сто лет. К моему счастью, в ней не оказалось кольев, поэтому…
Он осёкся, затем взглядом впился в веснушчатое лицо служанки.
- Хватит заговаривать мне зубы, женщина! Какого беса ты не пошла сначала ко мне?
- Чтобы вы подняли шум, сир Киневерд? Я вас умоляю!
Вестимо, перебранку Лувы и рассвирипевшего телохранителя королевы перебил Парцифаль, так что они притихли, а затем Лува произнесла, глядя на оппонента сверху вниз и время от времени не без опаски поглядывая на короля:
- Мы все с вами знаем нрав нашей госпожи. И знаем, что… её положение обособило некоторые черты её характера. – она прокашлялась, - Так вот. Я предполагаю, что она решила отправиться гулять, в одиночестве. Подышать так сказать свежим воздухом вдали от…
- Как это – одна? Это ты покрыла её бегство! В очередной раз! – взъярился Кинневерд, однако в этот момент их снова прервали, на сей раз – вкрадчивый баритон, который мог принадлежать только одному человеку: 
- Какая необычная компания.
[indent] Лорд Теодрик, подчёркивая своё отношение к престолу в целом и королеве в частности, предпочитал белые цвета в одежде, и герб, принадлежавший его дому, так же имел белый цвет. Ветвь, к которой принадлежал этот человек, имела близкое родство к королевской чете Пельрапейра, так что его слово имело здесь отдельный вес несмотря на то, что он давно уже отошёл от регентства. Несмотря на прошлое и прямое отношение к власти, впрочем, Теодрик никоим образом не проявлял пренебрежения ни к Кондвирамур, ни к её мужу.
Он приближался неспешно, прогулочным шагом, и из присутствующих более всего, в самом деле, был похож на лорда.
- Странно, что среди вас нет Её Величества, - продолжил Теодрик и чуть сузил зелёные глаза.
[nick]Blansheflor[/nick][status]Кондвирамур[/status][icon]https://i.ibb.co/MR1rmNp/ca4cbf881da0b755fa86384c95ff930c.png[/icon]

Подпись автора

Lady labirint


http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/87/672803.png


CLANN — Seelie


+1

6

[indent] В ответ на реверанс Лувы, король возвёл очи горе и тяжело вздохнул, кивая в ответ отрывистым движением, будто призывая изложить, в чём, собственно, дело: Парцифаль далеко не был главным провидцем в королевстве, но даже ежу было понятно — дело не чисто, а все эти расшаркивания его и без того смущали. Когда же девушка после приветствия ещё и сделала заминку, пытаясь выяснить его настроение, он и вовсе поджал губы и сделал «страшные глаза», выражая нетерпение. Рассказать суть проблемы прохвостка, впрочем, всё равно не успела и, вздохнув пуще прежнего, Парцифаль обернулся к Кинневерду, выжидая, когда тот подойдёт. Сказать по чести, отрывистый и наполненный мнения «лишнее, но надо» поклон телохранителя пришёлся валлийскому варвару куда больше по душе, чем реверанс Лувы, а потому, когда кивал в ответ, сэр Гэльский искренне сдерживал улыбку, наползавшую на уста от взъерошенного вида сэра Кинневерда.
[indent] В целом, следовало признать, что дальнейшая перепалка ближайших соратников королевы, любивших друг друга примерно так же, как пёс и лиса, только добавляла комизма ситуации. Впрочем, за то время, пока король-регент был при дворе, у них не часто, но регулярно происходили забавные перепалки. Всё, как по нотам: Лува или королева при помощи Лувы проворачивали некую выходку, которую Кинневерд считал недостойной, и которая ставила его в неудобное положение, а потом Кинневерд ругался на чём свет стоит, поскольку выпороть бы эту пройдоху — да королева не даст. Парцифаль был уверен, что телохранитель наверняка иногда считал, что и королеве нужна профилактика, но будучи истинно преданным и благородным рыцарем, виду не подавал.
[indent] При других обстоятельствах, король-регент обязательно насладился бы разворачивающимся зрелищем до конца, но пока эти двое препирались, он услышал всё, что было нужно. Королева сбежала — не доглядели. И опять же, в иное время Парцифаль, быть может махнул бы рукой и дал бы благоверной отдохнуть от этой суеты, но тут дело было более деликатным: леса не шибко спокойны, да и Кондвирамур сейчас была более уязвима. Так что сэр Гэльский, как бы невзначай, но веско кашлянул в кулак и выразительно посмотрел на спорщиков, а после повернулся к Луве:

— Выкладывай, только тише.
[indent] И снова разбор полётов был перебит. Выражение лица короля, когда он повернулся к новому участнику действа, нужно было видеть. Был бы кто другой на месте лорда Теодрика — наверняка был бы испепелён на месте, ну или хотя бы понял собственную неуместность и скрылся в туман со скоростью ветра, даже если тумана поблизости нет. Но это был именно он, один из тех немногих людей при дворе Кондвирамур, который мог с королевой вести себя с почтительным равенством, не говоря уж о её супруге. Конечно, Парцифаль всё ещё мог невзначай пришибить нежеланного гостя, но вместе с ним пришлось бы пришибить всю его свиту, а это уже требовало слишком много объяснений впоследствии. Потому король-регент сделал над собой усилие и выдавил из себя безразличное выражение лица — на приторно-радостное выражение, которое состроила Лува, и даже на сдержанно-уважительный вид Кинневерда, Парцифаль был уже неспособен.
[indent] Разумеется, лорд Теодрик прекрасно понимал, что если его интересовало, где королева, то нужно было спрашивать кого-угодно, но не её супруга, вернувшегося с охоты вот только что, но этикет велел обращаться в первую очередь к сюзерену, а потому его пристальный взгляд с прищуром, гласившим «Я знаю, что у вас тут что-то нечисто», был направлен на Парцифаля. И сэр Гэльский даже начал держать ответ:

— Странно, что вы спросили, поскольку, удивительнейшим образом, о Её Величестве и речь! — краем глаза Парцифаль заметил, как Лува уже набирает воздух в лёгкие, чтобы вмешаться в разговор, и было понятно, что у неё уже созрела какая-то басня в голове, но такое рвение служанки не прибавило бы правдоподобности её истории. Потому, воспользовавшись тем фактом, что Лува стояла к нему вплотную из-за пряток от Кинневерда, король просто переступил с ноги на ногу, «случайно» прищемив фаворитке пальцы. Девушка пискнула, а Парцифаль зашёлся в извинениях: — Ой, Лува, извини мне мою неловкость!
— Мм… Н-ничего-ничего! Не стоит внимания, милорд! — воскликнула фаворитка, отмахиваясь.
— Точно всё хорошо? — Парцифаль положил огромную ладонь ей на плечо и заглянул в глаза вопросительно: — Ладно. Тогда поведай лорду Теодрику, что ты только что рассказала нам с сэром Кинневердом.
— Как пожелаете, милорд, — Лува присела в реверансе, слегка косом, поскольку старалась не опираться на ногу. Будучи девушкой смышлённой, намёк «думать и не торопиться» она поняла. Будучи девушкой наблюдательной, она также заметила, как король будто бы невзначай отступил к сэру Кинневерду, поставил пятку в опасной близости уже от ноги телохранителя королевы. Кажется, старый волкодав это тоже заметил, но сдержал порыв посторониться. Так что, выбирая слова, Лува приступила к рассказу.

Отредактировано Christian Tairn (2021-04-24 21:32:56)

Подпись автора

http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/107/230988.gif

+1

7

[indent] Первым, что Лува зарубила себе на носу за то время, пока была при дворе, была неписанная истина – в обращении с дворянами, особенно теми, кто лишился бразд правления, лучше всего работает уважение, сильно граничащее с подобострастием. В сладкоречии с этой девицей едва ли кто-то мог бы сравниться, и так же было немало людей, которые из-за подвешенного языка подругу королевы ненавидели. Злые языки говаривали, что Лува этим самым языком заработала себе место поначалу подле Кондвирамур, а после – при всех имеющих хотя бы малую толику власти людях.
Но что бы там ни говорили люди, сейчас умение Лувы найти подход к любой придворной язве пришлось к столу как никогда.
- Ох, ваше сиятельство столь благородны, что беспокоятся о королеве каждую минуту, - очаровательно улыбнулась Лува лорду, окидывая взглядом его свиту, состоящую из оруженосцев и дворян, к нему приближённых. – Тем не менее, убедительно вас уверяю, что королева в целости и сохранности, благополучно отдыхает в своём шатре. Её разморило от жары и шума.
Девушка приблизилась, но по пути, мимолётно оглянувшись, сделала едва заметный жест в сторону застывших позади Киневерда и Парцифаля, который можно было прочесть как «Я их задержу, будьте уверены.» По внешнему виду Киневерда, впрочем, очевидно было, что рыцарь не стремится делиться оказией с Теодриком, имевшим ореол интригана, правда, из неизвестного источника слухов. Судя по выражению лица дворянина, вестимо, его заинтересовали ажурные речи Лувы, присоединившейся к свите – кажется, прозвучало предложение поиграть в фанты, отчего двор пришёл в некое подобие оживлённого восторга. К счастью, вестимо, каких-то неотложных дел у лорда Теодрика к королеве не было, так что он, почтительно кивнув королю и тем самым дежурно испросив у него разрешения, откланялся следом за служанкой.
[indent] Киневерд же, уперев руки в пояс с тяжёлыми изукрашенными ножнами, обратился к сиру Парцифалю вполголоса, имея обыкновенный для него насупленный вид. В отличие от короля, он знал кое-что такое, что не оставляло ему сомнений – беспокоиться о жизни королевы не приходится. Это кое-что имело прочнейшую серебряную чешую, рога, пару крыл и хвост со стальным жалом на конце, а также некий легендарный статус. Вероятно, поэтому голос его был спокоен несмотря на пасмурный вид:
- Возвращаясь к нашему… необычному вопросу, сир. Я знаю Кондвирамур уже много лет, вам об этом известно не понаслышке. Так вот, ещё будучи ребёнком она любила шастать по этому лесу в одиночестве… Не смотрите на меня так, - даже если Парцифаль не смотрел, тот поспешил оборониться, сделав некий рубящий жест ребром широкой, короткопалой ладони. – Фрод настоял на том, что ей нужно время побыть одной. Так вот, насколько знаю, где-то здесь есть озеро, возле которого королева любит отдыхать, однако я там никогда не был. Слухи… говорят про него всякое.
Немногие при дворе знали, что Киневерд опасается всякой магии, однако Парцифаль был одним из них. Так, недоверие проступило и теперь в тёмных глазах рыцаря, когда он посмотрел на собеседника.
- Так что, Ваше Величество, вверяю это дело вам. Говорят, вы следопыт каких поискать, и я не знаю, насколько слухи раздули этот талант, при всём моём уважении. Я слышал, озеро находится неподалёку от самого старого местного дуба и окружено плакучими ивами.
Вероятно, именно туда и собирался наведаться телохранитель, пока не прибыл король собственной персоной, и теперь, когда появилась другая кандидатура на поиск королевы, он тайком, но с большим облегчением выдохнул.
Со стороны лагеря послышался дружный визг, затем – шумный женский смех наперебой. Кажется, фанты принудили одного из бедолаг-оруженосцев полезть на дерево, согласно одному из заданий господ, и теперь он не мог слезть обратно на землю. Киневерд поморщился, оглянулся на источник веселья, но только головой покачал, затем – как-то совсем по-свойски хлопнул Парцифаля по плечу в молчаливом пожелании удачи.
[indent] Времена были такие, что человек, пересекающий лес в одиночку, мог встретиться с чем угодно, включая дракона. Дракона, впрочем, король повстречал бы едва ли, но вот не пересекли ли ему дорогу фейские шутники или иные магические твари – до поры оставалось загадкой.
[nick]Blansheflor[/nick][status]Кондвирамур[/status][icon]https://i.ibb.co/MR1rmNp/ca4cbf881da0b755fa86384c95ff930c.png[/icon]

Отредактировано Constance Wright (2021-04-26 13:15:42)

Подпись автора

Lady labirint


http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/87/672803.png


CLANN — Seelie


+1

8

[indent] Парцифаль на прощание с Теодриком даже выдавил из себя вежливую улыбку, кивая лорду в ответ, дескать «благословляю». Постояли, проводили высокородный вертеп взглядами. Король-регент с облегчением вздохнул и, всплеснув руками и вскинув брови в вопросительном выражении, повернулся к сэру Кинневерду, чтобы выслушать пояснение. В целом, ситуация была ясна: королева может за себя постоять чуть больше, чем её супруг о ней знает. Ну, подумаешь — секреты у благоверной? А у какой благородной дамы их нет? Придёт время — расскажет. Уж не чудовище же она, не дракон какой-нибудь! Ну, подумаешь — пошла к мутному озеру, овеянному чарами, к которому её лучший рыцарь ходить боится? Впрочем, Кинневерд и самых безобидных из пикси боится — у всех свои недостатки. Рассудительно покивав сэру телохранителю, Парцифаль решил, что остаётся только помочь собеседнику сохранить лицо:

— Ясно. Раз так обстоят дела, то действительно — мне одному найти Её Величество будет сподручнее. К тому же, нужно же кому-то сторожить покой королевы, пока она опочивает в собственном шатре? — Парцифаль заговорщицки подмигнул Кинневерду: — Полагаю, Луве мы не можем доверить удержать Теодрика от такого визита, буде ему того пожелается.
— Да! Точно! Именно поэтому мне лучше остаться здесь! — подхватил телохранитель, с радостью принимая благовидный предлог, чтобы не связываться лишний раз с магией.
— Ну, удачи вам на страже, друг мой! Она вам понадобится — мне даже здесь от них душно! — с усмешкой попрощался с Кинневердом Парцифаль и двинулся пешком к опушке леса, где появлялись последние из егерей.


[indent] Стоит признать, несмотря на то, что как король и супруг Парцифаль всецело осуждал поступок Кондвирамур, как валлийский варвар он был ей даже благодарен за эту выходку. С тех пор, как он стал сэром Гэльским при дворе Артура, вечные объединительные военные походы, турниры, борьба с чудовищами и прочая рутина, прилагаемая к славным подвигам, не давали ему продохнуть. Разумеется, по большей части ему нравилась такая жизнь: опасные переделки, из которых они выходили вместе с Борсом, смелые вылазки с Джеральдом и соратниками, отважность которых ошеломляла врагов, мудрые наставления Горнеманса и Артура, горячащий кровь звон стали о сталь, уступавший в способности заставлять любить жизнь лишь голосу Кондвирамур… За все эти прелести жизни рыцаря многие простолюдины руку бы отдали. Но всё же, иногда ему хотелось просто сбежать от всего этого.
[indent] И теперь, ступая по мягкому дёрну, слушая пение птиц, ощущая, как лёгкий ветерок щекочет кожу, свободную от доспехов, Парцифалю казалось, что он вновь стал тем самым простым юношей из лесов Уэльса. На душе было так спокойно и легко, что на мгновение забывшись, самым неподобающим для короля образом, Парцифаль вскинул копьё и что есть силы запустил его в полёт, сквозь ветви деревьев, проследил за его полётом и… Понял, что сделал.
[indent] Надо сказать, у него была ещё пара дротиков, да и с мечом он не расставался почти никогда, так что вопроса самообороны не стояло. Был бы кто другой — махнул бы рукой и двинулся дальше: челядь новое копьё сделает, или сам на досуге смастерил бы. Но Парцифаль не привык засорять лес инструментами, а потому, прикинув, что направление полёта дротика было в целом в нужную сторону (азимут к старому дубу ему указали егери), а также вспомнив спокойствие Кинневерда, он с лёгким ускорением углубился в чащу...

Отредактировано Christian Tairn (2021-04-26 19:21:02)

Подпись автора

http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/107/230988.gif

+1

9

[indent] Долго ли шёл король по изумрудному царству дубравы, коротко ли приветствовал его шёпот листвы, однако вскоре он наверняка мог бы заметить, что перемигивания солнечного света, плещущегося на рощи перед тронутые ветром ветви высоких деревьев, сделались самыми настоящими взглядами.
[indent] Лес жил своей, дикой, неизбывной жизнью. В глубине чащи слушалось причудливое перещёлкивание тетерева. Землеройка бросилась наутёк, едва стоило человеку ступить на её территорию, а с почтительного расстояния за Парцифалем наблюдали три белки, уже поменявшие зимние шубы на более скромный летний вариант. Легенды поговаривали, что чудной народец мог явиться человеку в разных обличьях – кто знает, может то были существа из народа фей? Витиеватое, тонкое пение соловья переплеталось с шумом ветвей – лес дышал, согласно каждому порыву ветра, принесённому с гор.
[indent] Дротик прорубил свежий массив лесного воздуха, возмущённо прошелестела затронутая им листва вслед за полётом, и, вот же диво, лес ожил, точно следил за каждым шагом молодого короля. Прыснули в стороны тени, а там, куда попало копьё, стало на мгновение подозрительно тихо. Чаща непонимающе заморгала тысячью глаз, потянулась к Парцифалю десятками ветвистых рук.
[indent] Едва ли король мог наверняка отделить тот миг, когда ветер принёс эхо далёкого девичьего пения. Кто бы там ни пел, голос её напоминал лёгкое дуновение бриза, едва касающегося кожи. Перезвон ручья для жаждущего, весеннее тепло для пережившего долгую и лютую зиму – вот что это был за голос. Если бы каждая его охота превращалась бы во встречу с дивным народцем, суждено ли было бы состояться встрече с Белой Девой?
[indent] Как бы там ни было, странное зрелище наблюдал Парцифаль там, куда привёл его бросок дротика – оружия на поляне, залитой солнечным светом, не нашлось, хотя по всем правилам оно должно было быть там. По приближению ощущалось, что явственно пахнет сыростью и ряской – вестимо, озеро уже было не так далеко. Однако взгляд рыцаря мог привлечь тусклый блеск из тени – там, совершенно очевидно и оттого даже как-то нелепо делала вид, что прячется, девица с серебряными волосами, однако в раскосых её глазах не было страха, только лукавство. В дупле одного из деревьев посверкивали два глаза, более похожих на плошки или блюдца, а по кустам толоклись тени странных, сморщенных низкорослых человечков, более всего напоминавших стариков.
Они, очевидно, ждали реакции Парцифаля, его действий или слов, а молва говорила – общаясь с народом фей, следи за каждым своим словом, за каждым действием, ведь этот народ непредсказуем.
[indent] Впрочем, вскоре субтильно сложенная девица медленно вышла на свет, искоса глядя на незваного гостя, и в её руке Парцифаль увидел не только свой дротик, но и – на ней – подозрительно знакомое платье из тяжёлого синего бархата. Золотые браслеты на тонких, будто бы почти прозрачных белых руках, замысловато плетёный пояс – на тонкой талии. Всё во внешности незнакомки буквально вопило о том, что она не из народа людей: и сияние серебра в волосах, и призрачно-бледная кожа, и огромные глаза-хамелеоны, переливающиеся, аки драгоценные камни.
Она заговорила, однако излившиеся из тонких, коварно улыбающихся уст слова были тарабарщиной, из которой король мог извлечь только некоторые сильно искажённые, похожие на староанглийский, слова. Фея оглянулась на своих друзей, точно шаловливый ребёнок, затем смешливо прыснула в ладонь, коей закрыла узкое лицо треугольной формы.
[indent] Вестимо, в этой игре предполагалось, что он, Парцифаль, должен ответить, не зная перевода фразы – в этом для народа фей было какое-то особое удовольствие. А для человека, конечно же, ловушка.
Кусты подозрительно зашевелились – менее благовидные спутники феи подобрались поближе, дабы поглядеть на Парцифаля. В них кто-то из друидов наверняка опознал бы проказливых спригганов, жутковатых детей-стариков.
[nick]Blansheflor[/nick][status]Кондвирамур[/status][icon]https://i.ibb.co/MR1rmNp/ca4cbf881da0b755fa86384c95ff930c.png[/icon]

Отредактировано Constance Wright (2021-04-27 12:16:02)

Подпись автора

Lady labirint


http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/87/672803.png


CLANN — Seelie


+1

10

[indent] Ох, как знать, как знать — не могла ль бы стать девица из народа фей Белой Девой Парцифаля, коли бы мать его не раскладывала обереги вокруг их жилища да не делала подношений духам, дабы те не трогали сына её. Но знала она лишь некоторые уловки, позволявшие жить, не тужа, в старой доброй Англии, а не была провидицей или жрицей. А коль скоро не среди мудрецов рос мальчишкой нечаянный король, то и молвы людской о феях он не знал — к добру ли, али к худу.
[indent] И потому, не бывший из робкого десятка, ступил Парцифаль на поляну, не зная ни страха, ни упрёка, будто не к дивному и опасному народу выходил, а вновь под стены Пельрапейра. Смотрел он на дочь ночи и лунного света прямо и открыто, с любопытством, но без тени соблазна. О нет, пусть бы отсох его язык, коли сказал бы рыцарь, что дева сия была не прекрасна. Но в сердце его жил свет, что был для него много ярче. Но в душе его звучал глас, что был для него животворней. Была уже в его мире Белая Дева и не было места в нём для другой.
[indent] Не спешил он с ответом, но и не медлил. Молвил твёрдо, но учтиво. И непоколебимость его удивила жителей холмов, а свет, поселившийся в груди, — заинтриговал.

— Приветствую тебя, милая дева, в моих землях. И вам, чудной народец, от меня земной поклон. К великому сожалению, не имею возможности вас понимать, а потому ответить не имею мóчи. Потому, ежели желаете вы моего ответа, доведётся вам спросить меня вновь, но так, чтобы я понял, — среди фэйри пробежались шепотки, наполненные смешанных эмоций: кажется, ответ Парцифаля вызвал у них в равной степени одобрение и досаду.
[indent] Но девушка была более сосредоточена и сдержана. В течение речи рыцаря, её беззаботный смех обратился лукавой улыбкой и хитрым прищуром. Вскинув точёную изогнутую бровь, фея обратилась к нему на языке понятном:

— В землях твоих? Уж не королём ли будешь ты? — смех её, заливистый, как горный ручей, раскатился средь корней дубов, и листва в ветвях вторила её гласу, будто предположение девицы было не более, чем шуткой, а правдивым быть и не могло.

— А это, милая дева, зависит от того, как посмотреть, — чуть выждав, ответил фее Парцифаль. — Уж не знаю, бывает ли король сам по себе. Мне всегда казалось, что король — он для кого и над чем. И так уж сложилось, что над этими землями и для людей, что в них живут, я король. И думается мне, что честным для тебя будет это чтить, как уважаю я, что обычаи ваши древнее быть может моего королевства и, возможно, оправдывают то, что в руке твоей моё копьё, а на плечах твоих — наряд моей супруги.

— Учтивый же нам встретился король, друзья мои! — воскликнула фея, будто призывая своих спутников к веселью, но голос её стал холоднее, а прищур из лукавого, стал уже вовсе любопытным. Чудные старички же в ответ ей засмеялись, но как-то неуверенно. Становилось очевидно, что встреча феям становилась всё более занимательной, а потому девушка продолжила: — Ты прав, король, что наши обычаи древнее, чем даже твой народ. Но даже и в обычаях твоих людей то, что лежит бесхозно, может взять любой — и станет сему хозяином. Так чьё же тогда это платье, коли не моё? — Она вскинула брови и развела ладони в стороны, будто призывая разглядеть получше её триумф, или оспорить, коли осмелишься.

— Всё так, милая дева, но не всё так просто, — усмехнулся фее в ответ Парцифаль. Приготовившись к долгому диалогу, он заприметил ствол поваленного дерева в паре шагов от себя и, направляясь к нему, продолжил: — Вот положим, твоя королева взяла лучи солнца. И сплела из них себе дивную золотую вуаль. А после пожелала добавить в прядь её лунных алмазов. И королева твоя положила вуаль на скале у водопада на восходе луны, дабы свет ночного светила запутался в её плетении. Сама же королева фей пошла почивать на балу, дабы не сидеть всю ночь у собственного творения, — не сводя взора с феи, рыцарь присел на бревно и вскинул бровь, делая жест открытой ладонью, будто приглашает к столу, ведь всё что должно — уже на нём.
[indent] Старички в кустах затаили дыхание, глядя на фею, а та стояла, скрестив руки на груди и насупившись. Парцифаль не ведал молода она, или старше него, его супруги и Утреда с Кеннетом всех вместе взятых, но было ему очевидным, что фея мудра и понимает, к чему рыцарь ведёт. И ей это не нравилось.

— Королева фей — моя королева. А ты и твоя супруга — мне никто, будьте вы хоть трижды владыками своих людей! — с насмешкой выпалила фея, разозлённая тем, что человек поймал её в ловушку.

— Право слово, милая дева. Мне кажется, я тебя неправильно понял — не сочти за труд мне уточнить. Ты же не хочешь сказать, что, придя в ваши земли, я не должен чтить ваши законы и признавать власть вашей королевы? — Парцифаль доброжелательно улыбнулся, а в лесу повисла мёртвая, напряжённая тишина. Казалось, даже ветер ждал ответа феи.
[indent] Мгновения шли. Сжав и скривив прелестные губы цвета спелой вишни, фея явно пыталась испепелить рыцаря взглядом. Ещё мгновение и злость её сменяется обидой от бессилия. Сдерживая дрогнувший голос, будто треснула свирель, девица, наконец, ответила:

— Нет, конечно же я не это имела ввиду, — она нахмурилась и отвела взгляд, заведя руки за спину. — Мне… Просто понравилось это платье. И лежало оно у озера неподалёку. И ни одной женщины поблизости не было. Почему бы тогда было его не взять? А копьё — оно и вовсе само к нам прилетело. Правда ведь? — фея обратилась к спутникам и те согласно закивали, тихо зароптав.

— Ну, вот я и подумал, милая дева, что платье ты просто взяла примерить, — примирительно улыбнулся Парцифаль, вставая и разводя в стороны руки с раскрытыми ладонями. — Давай так. Копьё, будем считать, я тебе подарил, раз уж оно само прилетело к твоим ногам. А вот наряд подарить не могу — он моей супруге нужен, чтобы воротиться в свой дворец.
[indent] Фея вскинула очи на мужчину, будто не веря его словам, но едва увидела, что в глазах Парцифаля не кроется лжи, обиду расстройство её как ветром сдуло. Равно как и платье. Дева стояла перед рыцарем, протянув в руке сложенное одеяние Кондвирамур, а на ней самой сейчас была тонкая вуаль, сотканная как будто из тумана.

— Благодарю тебя, милая дева, — с лёгким поклоном рыцарь взял одежду и приготовился уходить. — За сим я вынужден прощаться. Но если намерены вы чтить наши законы и обычаи, то милости прошу к нашему двору — подарим тебе платье под дивную твою стать.
[indent] Фэйри рассмеялась соловьём и пустилась в танец вокруг Парцифаля, зайдя ему за левое плечо, да только из-за правого так и не вышла. Смех её эхом раскатился по дубовым кронам, а спутники-старички исчезли, будто их и не было. И только одно слово молодой король услышал, будто бы издалека из-за холмов: «Всенепременно!»

Подпись автора

http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/107/230988.gif

+1

11

[indent] Лиственные тени ложились ажурным плетением повсюду, куда хватало взгляда. При каждом дуновении ветра то плыло ряской, и перед глазами рябило от контрастной игры светотени. Яркое зарево солнца зажигало причудливый, гипнотический узор серебряной чешуи белым огнём, купалось в голубых глазах с миндалевидным зрачком, обозревающим округу из-под тяжёлых полуопущенных век. Драконица, более всего похожая на статуэтку из слоновой кости, прислушивалась к округе.
[indent] Была ли то женская интуиция или некое предвидение существа, сотканного из магии, Кондвирамур точно знала – у них с Парцифалем будут сыновья, близнецы, пока ещё бывшие с нею одним целым. Однако то, что принято называть бременем, вовсе не отягощало её, скорее давало ощущение некоего единения с миром, с собственным счастьем, что не познать ни одному мужчине. Это время было самым светлым для Кондвирамур. Она слушала музыку ветра, собственное дыхание, биение в унисон трёх сердец, и пребывала в удивительной, доселе неведомой гармонии. Время от времени мысли её, кочевавшие по реальности, наделившие драконицу истинным даром неожиданно верного и гармоничного супружества, возвращались к образу Парцифаля. Кондвирамур впитывала тепло и свет, растворялась в нём, остро ощущая благо отдохновения вдали от душного, шумного, полного интриг и сплетен лагеря.
[indent] Верно говорят – счастливые времени не считают, а вот оно, в свою очередь, имеет свойство играть со всеми достаточно коварные шутки. Когда Кондвирамур, будучи уже в человечьем обличье и кутаясь в водопад золотых волос точно в одежды, вернулась к озеру, то слишком поздно обнаружила пропажу – ни платья не было на том месте, где она обычно разоблачалась, ни украшений, столь ей привычных. Поначалу королеве подумалось, что она что-то напутала – она обошла этот берег озера раз, другой, лавируя под сенью плакучих ив, однако затем поняла – кто-то, вестимо, решил над нею подшутить.
Неужто Лува?
[indent] За колышущимся, почти прозрачно-голубым ивовым занавесом озеро будто бы светилось голубым сиянием, резонируя с лазоревой листвой. Берег был крутым – только нырять, и Кондвирамур аккуратно опустилась в воду, придерживаясь руками о берег – волны скроют, исказят обнажённый силуэт королевы, если по ту сторону покажется гость (или, всё же, вор?). Она проплыла от берега к берегу парой сильных гребков, ощущая, как стройный силуэт ног гладят водоросли, затем прильнула пальцами к берегу, точно украшенному вручную обтёсанными камнями, и, уложив на берег локти, стала пристально всматриваться в движение листвы.
[indent] Тень запоздалого подозрения на миг упала на её сознание – что, если Парцифаль увидел её обличие дракона? Это могло разрушить благодать их совместной жизни, ведь рыцарь без страха и упрёка, ни о чём не подозревая, души в супруге не чает. И, в то же время, разве мог этот факт потревожить их тогда, когда они вместе столько пережили и ждали совместных детей?
Когда широкая ладонь отодвинула лиственный занавес, когда показалось чуть вытянутое лицо, облагороженное окладистой чёрной бородой и пышными усами, Кондвирамур приподнялась на руках, прильнула к берегу точно русалка, шире раскрыв голубые очи.
- Парцифаль! – выдохнула она, улыбка осияла точёное лицо и тотчас сменилась глубоким изумлением, когда та увидела платье в руках супруга. Естественно, королева тотчас решила, что тот решил подшутить над нею! Страх вернулся, отразившись в зрачках далёкой тенью, когда она снова тревожно оглядела его лицо – нет ли на нём намёка на осуждение? На гнев, непонимание, отрицание.
Помстилось.

— Кондвирамур. — Ответил супруге рыцарь, спокойным тоном и мягкой улыбкой. Он склонился, протягивая свёрток одежды благоверной, однако был остановлен внимательным взглядом королевы. Улыбка сползла с его лица, сменяясь выражением искреннего недоумения. Понять той смеси чувств, что одолевала Бланшефлор, ему было не суждено, а потому в ответ на немой вопрос прозвучало нелепое: — Что?

- Право слово… - тихо произнесла она, протягивая к нему руку, дабы тот помог ей выбраться на берег. – своеобразные шутки у судьбы. Ваше Величество соизволили искать меня в одиночестве. Или, быть может, даже похитить мою одежду, как в легендах, м?
Новая улыбка была несколько лукавой, подзуживающей, а взгляд из-под вуали ресниц с вопросительным наклоном головы - испытующим. Едва ли она верила, что тот способен на такую проказу, но если не он, то кто ещё?

— Искать изволил. Похищать одежду не изволил. Изволили фэйри. Глупо в самом деле: будь на их месте — похищал бы вас, моя ненаглядная, — помогая выбраться из воды, внутренне пожал плечами на подозрительность Кондвирамур. В конце концов, феи ведь могли и за него себя выдавать — потому супруга и вглядывалась. Думая об этом, Парцифаль уже вслух согласился и с первой мыслью любимой: — А шутки у судьбы действительно своеобразнейшие. Вы знали, моя драгоценная, что феи готовы отдать столь прекрасное платье всего за одно простое копьё?

- Феи, подумать только! - тихо рассмеялась Кондвирамур, в изумлении вскинула светлые брови, - Тем забавней, что я ни разу не встречала их в наших краях. Не знай я вас, мой король, я бы решила, что вы решили подшутить.
Едва ли она смутилась своей наготой перед человеком, что видел её в лунном полумраке столько раз, но всё же поправила длинные волосы так, чтобы скрыть силуэт фигуры. К платью прилагались нижние одежды - вестимо, были они и среди тех, что Парцифаль вернул супруге.
- Должно быть, в лагере меня хватились, однако кому, как не вам меня понять, дорогой мой господин, - дополнила она чуть тише, и, зная её, Парцифаль мог бы сказать наверняка – ни тени вины не ощущала она на себе за такую невинную уловку.
[nick]Blansheflor[/nick][status]Кондвирамур[/status][icon]https://i.ibb.co/MR1rmNp/ca4cbf881da0b755fa86384c95ff930c.png[/icon]

Отредактировано Constance Wright (2021-04-30 15:45:22)

Подпись автора

Lady labirint


http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/87/672803.png


CLANN — Seelie


+1

12

— Ещё как спохватились, — ожидая, пока супруга оденется, Парцифаль облокотился на ствол дерева и беззастенчиво с нескрываемым наслаждением наблюдал за Кондвирамур. — Надеюсь, Луве не придётся идти на особо изощрённые деяния, дабы лорд Теодрик держался в стороне от сэра Кинневерда и вашего шатра. Ибо, если Лува не справится, то со своим красноречием ваш вспыльчивый защитник не сумеет оправдать в глазах дворянства внезапную кончину вашего бывшего регента. Но понять стремление сбежать куда глаза глядят из того балагана, ещё как могу.
[indent] В процессе облачения в одежды Кондвирамур был у Парцифаля один особенный, любимый момент. Сказать по чести, он бы даже затруднился ответить, какой облик супруги любит больше — когда она обнажена, или же как сейчас, когда тончайшее полотно белого исподнего атласного платья скользнуло по её плечам, по упругой груди и гибкой талии, смахивая с нежной кожи капли озёрной воды, сверкающие в косых лучах послеполуденного солнца. Даже зная каждую родинку на теле Бланшефлор, рыцарь упивался этой невесомой вуалью тайны, придававшей облику любимой столь сладкую загадку, этой завесой, которую так хотелось отвести в сторону, однако деяние то было под запретом до назначенного часа.
[indent] Ещё Парцифаль любил, когда супруга замечала этот его мечтательный взгляд и с лёгким прищуром и хитрой улыбкой делала небольшую паузу, замирая, слегка изогнув свой стан. Эта пауза была вовсе не обязательной, чтобы продолжить облачение, но им нравилась эта игра и сейчас они оба наслаждались моментом, который, увы, не мог длиться вечно, поскольку иначе растерял бы всё волшебство.
[indent] Когда уже казалось, что мгновение затягивается, в вышине раздался клёкот сокола и Кондвирамур продолжила одеваться, а Парцифаль поднял взор к небу, чтобы посмотреть на крикуна:

— Хм… Не наш. Но вроде бы и не дикий: высоко летит — не могу разглядеть, — присматриваясь, рыцарь приложил ладонь козырьком ко лбу — напрасно.

— Нет. Опутенок нет, по сему видимо — дикий, — откликнулась Кондвирамур, надевшая уже больше половины одежд и теперь задумчиво смотревшая на сокола. Были у неё сомнения на счёт дикости птицы, но королю их высказывать она не стала.

— Остёр ваш взор, моя королева, — усмехнулся Парцифаль, уверенности супруги. — Но, хотя мои глаза не столь зоркие, сколь ваши, они позволяют мне разглядеть, что прошло уже не менее полутора часов, с тех пор, как Лува встретила меня с охоты на опушке. Вместо вас, любовь моя, между прочим. Сей позор может быть оплачен лишь одним образом — вашим, моя королева, поцелуем. Так что, предлагаю уладить этот конфуз немедленно и более не задерживаться, — рыцарь шагнул к Кондвирамур и привлёк супругу за талию, дабы взыскать свою законную плату за попранную честь.

Подпись автора

http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/107/230988.gif

+1


Вы здесь » Camelot » Эпизоды прошлого и будущего времени » [V век] Good hunting, your majesty