Королева не может поддаться эмоциям даже если дело касается собственных детей. Ей хочется, правда хочется ответить так, чтобы Моргана пожалела о собственных словах. Но чувство собственного достоинства и умение рационально мыслить и не поддаваться чему-то в угоду собственным чувствам — это то, что отличает королеву от всех прочих.
© Игрейна, [ there's only tears when it's the final task ]

Camelot

Объявление

ЮэнГераДомИззиТим

Добро пожаловать на авторскую ролевую игру
по Артуриане и кельтским мифам.

Игровое время: октябрь-декабрь 2020.

Масштабное сюжетное обновление уже на форуме! Ссылки на всё можно найти в последних Новостях!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Camelot » Несыгранные эпизоды » [22.11.2020] список жертв подлежит сокращению


[22.11.2020] список жертв подлежит сокращению

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

список жертв подлежит сокращению
https://img.wattpad.com/7ec6f7a08d31ac5c656648991ef511d7c0ab6c03/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f6e364c367253354e576a457245413d3d2d3332373633343635302e313438376263383062666133663232313632343736323831313032362e676966

Лондон

Гера и Вир

Джек-Потрошитель в исполнении Нила вырвал парочку цветочков с грядки, но куда делась очередная девочка, от которой остались только пятна крови в ее комнате в борделе

Подпись автора

https://i.imgur.com/CvmrQ7K.gif https://i.imgur.com/50Kcl8U.gif https://i.imgur.com/EB3BUoI.gif
I wanna hide the truth, I wanna shelter you
But with the beast inside, there's nowhere we can hide

+2

2

Вир со вздохом изучает кровавые пятна на постели у одной из девочек, самой ее нет уже несколько дней, но никто не догадывался что все может начаться в борделе и потом пойти дальше по наклонной. Он смотрит на постель с видом великомученика, ему поручили бордель под надзор, ему сказали оберегать его, ему сказали выбирать правильно и что? И вот они где.
Он чувствует свою вину, но больше он чувствует свою злость. Он уже вызвал Генриетту, сейчас не время кого-то покрывать, тем более себя. Вир сегодня не в настроении заниматься политикой и искать варианты разговора, в котором он останется в стороне от происходящего. Он слишком зол на девушку, которая не жала кнопку опасности, на посетителя, который позволил себе бладплей, который был запрещен в заведении, на охрану, за неповоротливость и терпение-. Он слишком зол.

Себе на благо Вир сегодня в поношенном пиджаке, снятым с Ноа и в брюках, почти как приличный человек. Его футболка вызывающе розовая, но не такая, что хочется протирать глаза после взгляда на нее. Нет. Он одет прилежно, как служащий среднего звена, никаких вычурных нарядов, никаких юбок, рукавов и лилий в его волосах, сегодня он не приветствует посетителей, сегодня он занимается кровью в чужой постели и Генриеттой.

- Она не вызывала охрану, она не кричала, она не подала ни единого признака того, что что-то идет не так. - Он говорит отрывисто, мрачно, сохраняя безмятежное выражение лица, и только глаза на его лице бурлят эмоциями. - Я могу сказать только что кровь не свежая и провела тут какое-то время. В остальном, у нас есть записи с камер, записи посетителей, их имена, явки, пароли, конечно же мы сможем понять кого она обслуживала последним, но он ли это?

Вира в последнее время все больше посещает желание сложить с себя часть работ и забот. Он все больше хочет уйти от хлопот и погрузиться в неспешный ритм жизни Ноа, который манит своим первобытным устоем, своими теплыми вечерами, своими романтическими жестами. Но Вир в глубине души слишком прагматичен для Ноа, слишком привередлив, слишком вычурен, он чужой в доме, который называет своим.

Он знает что Генриетта останавливается чуть позади него, у нее своя, особая походка. Решительная, звонкая, угрожающая, он ее распознает просто по ощущениям, по внутреннему напряжению, по своей прихоти.

- Я не знаю что тут случилось. - Он вздыхает. - Мы не вызывали полицию, Аризона возможно просто ушла с ним сама, а может быть пропала, а может быть еще что угодно и тысяча версий. Мы подняли пока только журналы по посетителям, имя ищут.

Он потирает руки между собой. Ему холодно, ему страшно, потому что смерть подобралась к их дому слишком близко. Он почти дрожит от осознания, что они сами впустили беду в свой мир и сами ее привечали. Это ли не то, от чего он должен был уберечь девочек? Это ли не та часть, где он должен был смиренно ждать выволочки? Это ли не тот путь, по которому он клялся не ходить. Вир замирает, потому что ему нечего терять и слишком много чего терять и вздыхает.

- Кто знает куда нас приведет личное расследование, я бы не хотел вмешивать закон сюда, кажется, это было бы слишком просто для человека, который воспользовался нами и исчез. - Они должны найти тело Аризоны, они должны найти то, что от него осталось и постараться уладить вопрос на своей стороне.

Вир оглядывается на Генриетту, ожидая что она скажет по этому делу. Что у нее на уме?

+1

3

Звонок Вира застает ее в череде событий, среди которых она понимает, что не была несколько дней в борделе и магазине. Заставляет вспомнить, что у нее есть другая жизнь, которая дает денег на все ее капризы, которую она любит всей душой. Но словно потеряла ее среди собственных страстей. Гера не успевает даже кофе выпить, оставляет полную чашку, берет ключи со стола. Настроение мрачнеет с каждой минутой, Вир не сказал ей, что именно произошло, но ей хватило для понимания - опасность слишком близко, лижет пятки ее модельных туфель.

Она ежится от сырого воздуха по пяти шагам от машины до входа в бордель без пальто. Заведение живет своей жизнью, но Гера чувствует нотки безвольной паники, которая сворачивается завитками за самым порогом - нехорошо. И руки холодеют, и улыбка деревянная, она все еще умеет улыбаться так, что ни черт не поймешь, но знает, что за ней бездна непонимания происходящего. Ступеньки, шаги, коридор, спина Вира.
Открытая дверь, неприятная картина, внутри все вымерзает злостью. Мало было Нила, убившего одну из ее девочек во благо долбанного Джека-Потрошителя, теперь еще и это. Пальцы сжимают телефон так крепко, кажется, трещать корпус начинает. Но все, что она делает, слушает сухой отчет Вира, не задавая вопросов.

Могла бы, наверное, отвязаться. Безопасность девочек первична, безопасность клиентов вторична, на самом деле оба фактора завязаны друг на друге, и в четырех стенах ее цветы не должны быть вырваны с клумбы. Что-то пошло не так, но винить голословно - не то, чем привыкла заниматься Марлоу.
Сухой отчет отдает сухими фактами без единого шанса, раздражение искрит злостью на кончиках пальцев.

- Мы никого не будем привлекать к расследованию. Меня не устраивает результат действия судебной системы Британии по отношению к девушкам из борделей. Всегда будут виноваты они, клиент получит только сомнительное осуждение на двадцать минут.
Гера проходит мимо Вира в комнату, изучает ее быстрым взглядом, ничего на первый взгляд такого, что может им понадобиться, кроме простыни с пятнами крови. Одним движением Моргана стягивает ее с кровати, сворачивает в комок и кивает Виру:
- Идем.

В ее кабинете царит прохладная пустота, так бывает, когда несколько дней никто не появляется в помещении.
- Последний клиент Аризоны может нам ничего не дать. Нет, пусть охрана работает, как на предмет него, так и на предмет посторонних личностей, которые никого из девочек не заказывали.
А потом она проведет чистку в охране, обновив штат. И еще раз объяснить, как нужно работать, и если не дойдет, так и будут ходить по кругу.
Серебряным ножом Гера распарывает ткань, вырезает кусок с кровью. Экономными движениями достает пепельницу, каминные спички.
- Твою ж... - спички летят на стол, снося по пути кое-какие письменные принадлежности и серебряный нож. - Что ж такое происходит?

А что, если это не человек? Рыцарь, друид, любое иное существо? Хотя на самом деле это проще. На самом деле, в этом случае Геру вообще ничего не будет волновать, каждое существо пятого века знает все законы отмщения и наказания. Гера снова чувствует себя, как верховная жрица, у которой девочки уходят по Британии, чтобы не вернуться, если вдруг попадут в руки слишком уж рьяно верующих в единого бога. А этот самый единый бог все еще слишком дерьмовый защитник для них.
Ладно. Психовать сейчас не время. Моргана чиркает спичкой, поджигает в пепельнице кусок ткани, бормочет слова заклинания, пламя меняет цвет на синий, а затем зеленый, и так и горит ровно.
- Прогорит до пепла, используем для поиска...

Договорить Гера не успевает, телефон о себе напоминает. Кнопка выводит звонок на громкую связь, голос охранника подрагивает от напряжения:
- Фото последнего клиента Аризоны у вас на телефоне, мэм. И Аризона не покидала бордель, ни на своих двоих, ни в состоянии тела.

Подпись автора

https://i.imgur.com/CvmrQ7K.gif https://i.imgur.com/50Kcl8U.gif https://i.imgur.com/EB3BUoI.gif
I wanna hide the truth, I wanna shelter you
But with the beast inside, there's nowhere we can hide

+1


Вы здесь » Camelot » Несыгранные эпизоды » [22.11.2020] список жертв подлежит сокращению